Врангель
Врангель
 
  Врангель  
   
Институт теории и истории педагогики
 
Врангель

Врангель Петр Николаевич

Врангель Петр Николаевич, барон 1878-1928. Генерал Врангель был далеким потомком датских Врангелей, в XVII - XVIII вв. переселившихся в разные страны Европы и в Россию. В роду Врангелей насчитывалось 7 фельдмаршалов, более 30 генералов, 7 адмиралов, в том числе в России эту фамилию в разное время носили 18 генералов и два адмирала. Именем знаменитого русского мореплавателя адмирала Ф.Врангеля названы острова в Северном Ледовитом и Тихом океанах.

Представитель обрусевшего семейства Врангелей Петр Николаевич Врангель родился в г. Ново-Александровске (Зарасай), в Литве. По наследству он имел титул русского барона, но не имел поместий и состояний. Среднее образование Петр получил в реальном училище, в 1896 г. поступил в Петербургский горный институт. По его окончании был призван на действительную военную службу, состоял вольноопределяющимся в лейб-гвардии Конном полку; окончив полковую школу, сдал экзамен на чин корнета. Затем он уволился в запас, но в 1904 г. началась русско-японская война, и 25-летний Врангель вновь надел офицерские погоны, отправившись на Дальний Восток. Действуя в составе 2-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска, проявил отвагу и храбрость, заслужив первые ордена, в конце 1904 г. уже командовал сотней, в сентябре 1905 г. досрочно стал подъесаулом.

В 1906 г. Врангелю выпала трудная миссия - в составе отряда генерала А.Орлова усмирять бунты и прекращать погромы в Сибири, сопровождавшие революцию 1905 - 1907 гг. Затем он служил в Финляндском полку, вновь в лейб-гвардии Конном полку, в 1907 г. стал поручиком и поступил в Николаевскую Академию генерального штаба, которую закончил в числе лучших - седьмым по списку. На одном курсе с ним учился будущий красный маршал Б.Шапошников. В период учебы в академии Петр Николаевич женился на богатой дворянке О.М.Иваненко, состоявшей в свите императрицы.

Войну 1914 г. Врангель встретил в чине гвардии ротмистра и более года провел в рядах лейб-гвардии Конного полка, находившегося в составе войск 1-й армии Северо-Западного фронта. В одном из первых же боев, 6 августа под Краупиштеном, ротмистр отличился, бросившись со своим эскадроном на германскую батарею и захватив ее (предыдущий эскадрон, атаковавший батарею, полег). Наградой Врангелю стал орден святого Георгия 4-й степени. Впоследствии, вспоминая этот бой, Петр Николаевич объяснял свое бесстрашие сознанием того, что он носит погоны офицера и обязан подавать пример геройства подчиненным.

После неудачной Восточно-Прусской операции войска фронта начали отступление, военные действия протекали вяло, тем не менее Врангель продолжал получать награды, стал флигель-адъютантом, полковником, кавалером Георгиевского оружия. Его личное мужество было неоспоримым, но следует признать, что этим награждениям отчасти способствовали знатность рода Врангелей и влияние жены - фрейлины императрицы. В октябре 1915 г. Петр Николаевич был направлен на Юго-Западный фронт, где принял под свое начальство 1-й Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска. Командир лейб-гвардии Конного полка при переводе Врангеля дал ему такую характеристику: "Выдающейся храбрости. Разбирается в обстановке прекрасно и быстро, очень находчив в тяжелой обстановке".

Со своим казачьим полком Врангель сражался против австрийцев в Галиции, участвовал в знаменитом "Брусиловском прорыве" 1916 г., затем в оборонительных позиционных боях. Во главу угла он продолжал ставить боевую доблесть, воинскую дисциплину, честь и ум командира. Если офицер отдал приказание, говорил Врангель, и оно не выполнено, "он уже не офицер, на нем офицерских погон нет". Новыми шагами в военной карьере Петра Николаевича стали чин генерал-майора и назначение его командиром 2-й бригады Уссурийской конной дивизии, затем начальником этой дивизии.

Неудачи России в первой мировой войне он связывал со слабостью и моральной деградацией высшего руководства во главе с Николаем II Романовым. "Я их всех хорошо знаю, - говорил Врангель о Романовых. - Они не могут править, потому что не хотят... Они потеряли вкус к власти". После февральской революции 1917 г. он присягнул на верность Временному правительству, вскоре стал командиром корпуса. В войсках, надломленных бесплодной войной, генерал-барон продолжал пользоваться уважением; свидетельством тому стало решение георгиевской думы, избранной из рядовых, о награждении его солдатским Георгиевским крестом (это было в июне 1917 г.).

Но развал армии, невыносимый для Врангеля, шел полным ходом. Незадолго до октябрьских событий Петр Николаевич под предлогом болезни отпросился в отпуск и уехал в Крым, где провел около года, отстранившись от всего. Летом 1918 г. он стряхнул с себя оцепенение и решил начать действовать. В августе Врангель прибыл в Киев к генералу Скоропадскому, но вскоре разочаровался в бывшем командире лейб-гвардии Конного полка: генерал, ставший гетманом, не желал думать о возрождении России и сосредоточился на "украинской державности". В сентябре Петр Николаевич появился в Екатеринодаре, в штабе Добровольческой армии, чтобы встать в боевые ряды Белого движения.

Доброжелательно принятый А.Деникиным, Врангель получил в свое командование кавалерийскую бригаду и стал участником второго Кубанского похода Добровольческой армии. Он быстро показал себя отличным кавалерийским начальником, умеющим верно оценивать обстановку, принимать решение на месте, действовать смело и решительно. Признав в нем качества полководца, Деникин поручил ему 1-ю кавалерийскую дивизию, через два месяца повысил до командира 1-го кавалерийского корпуса, в декабре произвел в генерал-лейтенанты. Высокого роста, поджарый, в неизменной черкеске и заломленной папахе, Врангель производил впечатление своей бравой конногвардейской выправкой, импонировал войскам манерой держаться, энергией и уверенностью в себе, яркими, эмоциональными речами. Его письменные приказы отличались четкостью требований в сочетании с патетикой патриотических призывов.

С созданием 8 января 1919 г. Вооруженных сил Юга России возглавивший их Деникин доверил Врангелю пост командующего Добровольческой армией, составлявшей костяк деникинских войск. Завершив к весне завоевание Северного Кавказа, Добровольческая армия развернула активные действия на Украине, в Крыму и на реке Маныч. В период успеха начали проявляться первые признаки ослабления воинской дисциплины и развития болезни мародерства, которую многие генералы оправдывали слабостью снабжения войск. В отличие от них Врангель не мирился с грабежами, неоднократно устраивал публичные казни мародеров.

Между тем фронт наступления Вооруженных сил Юга России расширялся, и 22 мая Врангель получил под свое командование вновь образованную Кавказскую армию, предназначенную для действий на Нижней Волге. Уже 24 мая его войска форсировали реку Сал и, продвинувшись с боями к Царицыну, 30 июня овладели городом, который в 1918 г. генерал Краснов безуспешно осаждал в течение четырех месяцев. Продолжая двигаться вдоль Волги на север, Врангель взял Камышин и создал угрозу Саратову. Красные, подтянув крупные силы, в том числе конный корпус Буденного, смогли остановить Кавказскую армию. Отдавая свои последние резервы Добровольческой армии, рвавшейся к Туле и Москве, Врангель к началу сентября вынужден был отойти к Царицыну. В октябре он вновь перешел в наступление, но впереди было худшее: Добровольческая армия, не выдержав контрударов Южного фронта красных, покатилась назад, и началось общее отступление. Пытаясь спасти положение, Деникин 5 декабря заменил деморализованного командующего Добровольческой армией генерала Май-Маевского Врангелем, но было уже поздно. В начале января 1920 г. остатки Добровольческой армии были сведены в корпус под начальством Кутепова, а Врангелю было поручено ехать на Кубань для формирования там новых конных полков.

Неудачи обострили отношения между Деникиным и Врангелем. Еще летом 1919 г. Петр Николаевич подверг критике решение главнокомандующего о наступлении на Москву и открыто упрекал его в нежелании идти на восток, на соединение с Колчаком. (Любопытно, что Колчак, в свою очередь, подвергся упрекам в Сибири за то, что объединение белых сил Юга и Востока не состоялось.) Врангель, находясь на Кубани, продолжал критиковать Деникина, находя изъяны в его стратегии, методах военного руководства, гражданской политике. Антон Иванович, долго терпевший подобную критику, на его взгляд несправедливую и конъюнктурную, наконец, резко осудил ее, и по его требованию Врангель вынужден был покинуть армию и уехал в Константинополь.

Собрав в марте 1920 г. остатки Вооруженных сил Юга в Крыму, Деникин, не находя в себе сил к дальнейшим активным действиям, решил подать в отставку и попросил Военный совет найти ему замену. Военный совет, заседавший в Севастополе, вначале пытался отговорить Деникина, а когда тот сообщил о бесповоротности своего решения, проголосовал за назначение новым главнокомандующим Врангеля. Прибыв в начале апреля в Севастополь, тот не обещал ничего, кроме как "с честью вывести Армию из ее тяжелого положения", и даже взял с членов Военного совета подписку, что от него не будут требовать наступления. Вместе с тем капитулировать без борьбы Врангель не собирался.

С титаническим напряжением сил он взялся за приведение армии в порядок и ее переформирование. Новый главнокомандующий уволил из ее рядов генералов Покровского и Шкуро, чьи войска отличались недисциплинированностью и грабежами. Выступив с лозунгом "Помогите мне, русские люди, спасти родину", Врангель переименовал Вооружейные силы Юга в Русскую армию. Руководимое им правительство Юга России разработало приемлемую для крестьян программу аграрной реформы, но крестьянство, измученное войной, в основной своей массе не торопилось идти за Русской армией. Понимая, что для ободрения войск им необходимы успехи, Врангель в июне предпринял смелую наступательную операцию в Северной Таврии и овладел ею, воспользовавшись отвлечением основных сил Красной Армии на войну с Польшей. В августе на Кубань был направлен морской десант генерала Улагая, но, не встретив там поддержки казаков, он вернулся в Крым. В сентябре - октябре Врангель пытался вести активные действия по захвату Донбасса и прорыву на Правобережную Украину. К этому времени Русская армия насчитывала уже до 60 тыс. человек в сравнении с 25 тыс. в июне.

Перемирие Советской России с Польшей изменило ситуацию. В конце октября пять красных армий Южного фронта (командующий М.Фрунзе), в том числе две конные армии (общая численность войск фронта - свыше 130 тыс. человек), обрушились на Русскую армию Врангеля. За неделю они освободили Северную Таврию, а затем, прорвав перекопские укрепления, двинулись в Крым. К чести Врангеля, он умело руководил отходом своих войск и сумел заблаговременно подготовиться к эвакуации. Несколько десятков тысяч бойцов Русской армии и беженцев на русских и французских кораблях покинули Крым и нашли себе прибежище в Турции.

Не желая бросать Русскую армию в беде, Врангель провел с нею около года в Турции, поддерживая в войсках порядок и борясь с голодом. Его подчиненные постепенно разъезжались, около семи тысяч дезертировали и уехали в Россию. В конце 1921 г. остатки армии были переведены в Болгарию и Югославию, где в дальнейшем осели многие солдаты и офицеры, других судьба влекла дальше.

Взамен распавшейся Русской армии Врангель основал в Париже Русский общевоинский союз (РОВС) с отделами в странах, где находились бывшие офицеры и участники Белого движения. РОВС отличался непримиримым отношением к Советской России, разрабатывал планы мобилизации своих членов в нужный момент, вел разведывательную работу, имел боевой отдел (во главе с Кутеповым), готовивший проведение вооруженных акций в СССР.

Врангель не прекращал борьбы с большевиками до самой смерти, постигшей его в 49 лет, в 1928 г. (по одной из недоказанных версий, он был отравлен). Из Брюсселя, где он умер, его тело перевезли в Югославию и торжественно захоронили в одном из православных соборов. Через весь Белград тянулась процессия с венками. После смерти Врангеля вышли два тома его "Записок", изданные в Берлине.


Источник: Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века. М. 1997 г