Танненберг
Танненберг
 
  Танненберг  
   
 

Танненберг

Планирование и подготовка операции

Как Антанта, так и Центральные державы готовились к непродолжительной войне, ибо считалось, что современные государства не могут выдержать напряжения длительной войны. Генеральные штабы планировали решительные наступательные операции, полагая, что результаты первых сражений определят исход войны. Германский план войны предписывал разгром Франции за шесть-восемь недель, а затем перенесение удара на восток и разгром России. При развёртывании войск Германия сосредоточила на западе 90 % своих сил - семь армий (77 пехотных и 10 кавалерийских дивизий и 17 ландверных бригад) численностью 1600 тысяч человек, а на востоке - одну армию (15 дивизий) численностью менее 200 тысяч человек.

Франко-русская военная конвенция и протокол совещания начальников генеральных штабов генералов Жоффра и Жилинского в 1913 году ставили задачу избежать разгрома Франции и заставить Германию вести борьбу одновременно на двух театрах военных действий. Для этого Россия обещала начать немедленное наступление против Германии к 15-му дню мобилизации. Русские мобилизационные расписания № 19 и № 20 предписывали Северо-Западному и Юго-Западному фронтам переход в наступление и перенесение войны на территорию соответственно Германии и Австро-Венгрии. Направление главного удара против Германии - от Нарева на Алленштейн - было определено ещё в 1912 году на переговорах Жилинского и Жоффра. На оперативно-стратегической игре, проведённой российским военным министерством и генштабом в апреле 1914 года, отрабатывалось вторжение в Восточную Пруссию силами двух армий Северо-Западного фронта с востока и юга. Предполагалось, что сомкнувшиеся <клещи> приведут к разгрому германской армии, устранив угрозу флангового удара при наступлении на главном направлении через Познань на Берлин из Варшавского выступа.

В Северо-Западный фронт (командующий - генерал Я. Г. Жилинский) входили 1-я армия (командующий - генерал П. К. Ренненкампф), развёрнутая к востоку от Восточной Пруссии (Неманская), и 2-я армия (командующий - генерал А. В. Самсонов), дислоцированная к югу от Восточной Пруссии (Наревская). В 1-ю армию входили 6,5 пехотных и 5,5 кавалерийских дивизий при 492 орудиях, во 2-ю армию - 12,5 пехотных и 3 кавалерийских дивизии при 720 орудиях. Всего в двух армиях было более 250 тысяч бойцов.

Войска идут на фронт

В директиве от 31 июля (13 августа) Верховный главнокомандующий русской армии великий князь Николай Николаевич (младший) поставил перед Северо-Западным фронтом задачу перейти в наступление и нанести поражение противнику. Соответствующую директиву командующим армиями направил в тот же день генерал Жилинский. 1-й армии предписывалось выступить 1(14) августа, перейти границу 4(17) августа, обойти Мазурские озёра с севера и отрезать немцев от Кенигсберга. 2-я армия должна была выступить 3(16) августа, перейти границу 6(19) августа, обойти Мазурские озёра с запада и не допустить отхода германских войск за Вислу.

Дислоцированная в Восточной Пруссии 8-я германская армия включала три армейских и один резервный корпус, две резервных дивизии, одну кавдивизию, одну ландверную дивизию, три ландверные бригады, две крепостных эрзацбригады, 9,5 эрзацландверных батальонов, всего 14,5 пехотных (4,5 ландверных) и одну кавалерийскую дивизии или 173 тысячи бойцов. По различным данным, число орудий в 8-й армии определяется в 774 (без крепостных) - 1044 (с крепостными) орудия. Начальник германского Генерального штаба фельдмаршал Мольтке в директиве от 6 августа требовал от командующего 8-й армией генерала М. Притвица выиграть время до переброски войск с французского ТВД и удерживать Нижнюю Вислу. Генерал Притвиц решил сначала остановить наступление Неманской армии и направил на восток 8 дивизий, прикрывшись от Наревской армии 4 дивизиями и заняв полутора дивизиями озёрные дефиле.

Как германская, так и русские армии к началу операции были укомплектованы не полностью, однако в целом соотношение сил позволяло русским нанести поражение германцам при условии взаимодействия двух армий. Угроза двойного удара представляла большую опасность для 8-й армии даже при лучших внутренних коммуникациях.

Двухдивизионные корпуса являлись основной оперативно-тактической единицей как в российской, так и в германской армиях. Командиры корпусов имели значительную самостоятельность при принятии решений в рамках общих армейских директив.

Первые бои

Обе стороны в начале операции имели весьма слабое представление о расположении и направлении удара противника. Первые бои позволили штабу 8-й армии сориентироваться в отношении замыслов русского командования. III, IV и XX корпуса 1-й армии продвигались вперед практически вслепую. Из-за отсутствия координации левофланговый IV корпус пересёк границу на 6 часов позже центрального III корпуса, тем самым открыв его фланг. Вопреки приказу Притвица командир I корпуса генерал Франсуа 4(17) августа ввязался в бой у Сталлупенена. Ударив во фланг 27 дивизии III корпуса, немцы нанесли ей серьёзные потери, был разбит Оренбургский полк. Однако 29 дивизия ХХ корпуса ударом во фланг отбросила немцев. Русские потери были выше немецких, но Франсуа оставил Сталуппенен и отступил к Гумбинену, и обе стороны сочли бой победой для себя. 27 дивизию пришлось отвести на переформирование, и наступление 1-й армии задержалось на день.

5(18) августа Ренненкампф возобновил наступление и направил конный корпус генерала Хана Нахичеванского (4 кавдивизии) на Инстербург. 6(19) августа у Каушена корпус столкнулся с прусской ландверной бригадой, имея 70 эскадронов и 8 батарей против 6 батальонов и 2 батарей. Бригада понесла большие потери и отступила, а корпус был отведён его командиром в тыл, обнажив тем самым правый фланг армии, который он должен был прикрывать.

Командующий 2-й армией генерал Самсонов приказом от 3(16) августа изменил предписанное штабом фронта направление наступления, послав главные силы вместо северного в северо-западном направлении с целью более глубокого охвата германских дивизий и для перехвата путей на Вислу. В результате был существенно увеличен разрыв с 1-й армией. 2-я армия перешла границу 7(20) августа, имея против себя ХХ корпус генерала Шольца (3,5 дивизии).

Ренненкампф назначил на 7(20) августа дневку. На этом этапе промедление 1-й армии осложняло ситуацию для немцев, так как вынуждало их идти на восток, оставляя оборонительные рубежи на р. Ангерапп и растягивая свои коммуникации при угрозе удара с тыла русской 2-й армии.

Гумбинен-Гольдапское сражение 7 (20) августа 1914 г.

Сообщение о переходе 2-й армией границы заставило штаб Притвица решиться на сражение с 1-й армией, хотя германские корпуса не могли вступить в бой одновременно. На рассвете 7(20) августа севернее Гумбинена две дивизии I корпуса Франсуа внезапно атаковали правофланговую русскую 28 дивизию ХХ корпуса, а 1 кавдивизия обошла её фланг, оставшийся открытым после отхода корпуса Хана Нахичеванского, и ударила с тыла. 28 дивизия понесла большие потери и была отброшена на восток. Поддерживавшая удар Франсуа ландверная дивизия атаковала 29 дивизию ХХ корпуса, но была отбита огнем и отступила.

Южнее Гумбинена 35 и 36 дивизии XVII корпуса генерала Макензена атаковали центр 1-й армии на 4 часа позже и без предварительной разведки. Они натолкнулись на три русских дивизии и попали под фланговый огонь артиллерии 27 дивизии. 35 дивизия понесла большие потери и в беспорядке отступила на 20 км., 36 дивизия также была вынуждена отступить. Начавшая преследование 27 дивизия генерала Адариди была остановлена корпусным командиром. Четыре кавдивизии Хана Нахичеванского бездействовали весь день сражения.

Под Гольдапом германский I резервный корпус генерала Белова прибыл на место сражения в полдень, столкновение носило нерешительный характер, а после отступления корпуса Макензена Белов также отдал приказ об отходе.

Сражение завершилось поражением одной русской и трёх немецких дивизий, русские потеряли 16500 человек, немцы - 14800 человек, в том числе в XVII корпусе 10500 человек. Поражение центрального корпуса создавало серьёзную угрозу 8-й армии, и Притвиц отдал приказ об общем отступлении. Однако генерал Ренненкампф и его штаб не смогли оценить масштаб успеха, и первоначальный приказ о преследовании был отменён. Армия оставалась на месте полтора дня, отдыхая и подтягивая тылы, и возобновила наступление днём 9 (22) августа.

Маневрирование силами 8-12 (21-25) августа

Переход границы четырьмя корпусами армии Самсонова ставил 8-ю армию между молотом и наковальней, и вечером 20 августа Притвиц сообщил в генштаб о своем решении отойти за Вислу. Тем временем оперативный отдел штаба 8-й армии разработал план переброски корпусов на юго-запад, чтобы остановить Самсонова. Радиоперехват подтвердил, что Неманская армия стоит на месте, и штаб 8-й армии начал переброску корпуса Франсуа по железной дороге для удара против левого фланга Наревской армии. Корпуса Макензена и Белова должны были выдвигаться в походном порядке против правого фланга Наревской армии. 21 августа Мольтке принял решение сместить Притвица и его начальника штаба генерала Вальдерзее и назначить на их место генералов Гинденбурга и Людендорфа. Они прибыли в штаб 8-й армии 23 августа и одобрили план удара по 2-й армии. Однако реализация плана целиком зависела от действий Неманской армии, чье быстрое продвижение вперед, по словам Людендорфа, делало бы маневр немыслимым.

В отличие от штаба 8-й армии русские штабы не имели достаточной информации о противнике. Медленное продвижение Неманской армии на Запад не встретило сопротивления, и штаб фронта сделал вывод о поспешном отступлении немцев к Висле. Ставка сочла операцию в основном законченной и работала над планом наступления на Познань, в связи с чем Жилинскому было отказано в усилении 2-й армии гвардейским корпусом. Жилинский потребовал от Наревской армии энергично наступать на север с целью пресечь немцам отход к Висле. По мнению Самсонова, для отсечения 8-й армии от Вислы его армия должна была наступать на северо-запад. Под давлением Самсонова штаб фронта согласился с ним. 12(25) августа Самсонов направил центральные корпуса (XIII и XV) на захват Остероде и Алленштейна, правофланговый VI корпус и одну кавдивизию на Бишофсбург, а I корпус и две кавдивизии - на прикрытие левого фланга у Сольдау. XXIII корпус должен был прикрывать стык между левым флангом и центром. Самсонов не только отдалял свои корпуса от 1-й армии, но и направил их по расходящимся направлениям.

1-ю армию штаб фронта направлял на отсечение Кенигсберга двумя корпусами и на преследование <отступавших к Висле> немцев. Таким образом, в этот период Ставка и командующие фронтом и армиями принимали решения, не основанные на реальной ситуации, и позволили противнику беспрепятственно перебросить почти все войска против 2-й армии, оставив против 1-й армии лишь полторы пехотных и одну кавдизию.

С 21 по 25 августа на Западном фронте происходило Пограничное сражение, которое завершилось поражением французской армии и английского экспедиционного корпуса. В германском генштабе пришли к выводу, что решающая битва на западе выиграна, в связи с чем 25 августа Мольтке принял решение направить подкрепления в Восточную Пруссию. Два корпуса, освободившихся после взятия Намюра, и одна кавдивизия были направлены на восток 26 августа и прибыли в Восточную Пруссию 4 сентября.

Поражение русской 2-й армии в Восточной Пруссии

Из радиоперехватов командование 8-й армии знало планы Самсонова и решило воспользоваться медлительностью Ренненкампфа и образовавшимся отрывом центральных корпусов Наревской армии от фланговых для её разгрома. 13(26) августа пришедшие от Гольдапа XVII корпус Макензена и I резервный корпус Белова с ландверной бригадой атаковали VI корпус генерала Благовещенского и отбросили его от Бишофсбурга к Ортельсбургу. Две дивизии потеряли 7500 человек и отступили в полном беспорядке, при этом генерал Благовещенский бросил войска и бежал в тыл. Правый фланг 2-й армии оказался открытым на протяжении десятков километров, но Самсонов не получил информации об этом и 14(27) августа приказал армии выполнять ранее поставленную задачу.

На левом фланге 2-й армии 13(26) августа I корпус Франсуа с частью ХХ корпуса и ландвером нанёс удар по I корпусу генерала Артамонова и отбросил его к югу от Сольдау. XXIII корпус генерала Кондратовича понёс потери и отступил на Нейденбург. Самсонов получил от Артамонова неверную информацию о ситуации и запланировал на 15(28) августа удар силами XIII корпуса генерала Клюева и XV корпуса генерала Мартоса во фланг западной германской группировки. Для руководства боем Самсонов с оперативной частью штаба армии утром 15(28) августа прибыл в штаб XV корпуса. В результате была потеряна связь со штабом фронта и фланговыми корпусами, а управление армией - дезорганизовано. Приказ штаба фронта об отводе корпусов 2-й армии на линию Ортельсбург-Млава до войск не дошел. Утром 15(28) августа Мартос предложил Самсонову немедленно начать отвод центральных корпусов, но Самсонов колебался до вечера.

15(28) августа штаб фронта приказал 1-й армии двинуть вперёд левофланговые корпуса и кавалерию для оказания помощи 2-й армии, но уже вечером 16(29) августа наступление было остановлено. Жилинский счёл, что 2-я армия согласно его приказу уже отошла к границе. В результате к моменту гибели корпусов 2-й армии пехота Ренненкампфа находилась от них на расстоянии около 60 км, а кавалерия - 50 км.

16(29) августа отступление пяти русских дивизий проходило под растущим давлением продвинувшихся на флангах I корпуса Франсуа и I резервного корпуса Белова. В отдельных боях германские части были отбиты, но в целом русское отступление приняло беспорядочный характер, а около 30 тысяч человек при 200 орудиях были окружены в районе Комусинского леса. В ночь на 17(30) августа генерал Самсонов застрелился. Генерал Мартос был взят в плен, генерал Клюев пытался вывести войска из окружения тремя колоннами, но две колонны были разбиты, и Клюев отдал приказ о сдаче в плен.

Таким образом, были разбиты или уничтожены пять корпусов 2-й армии, захвачено около 70 тысяч пленных, 330 орудий. Убиты 10 генералов, 13 взяты в плен. По немецким оценкам, их потери составили 13 тысяч человек. В западной историографии это сражение известно как битва при Танненберге.

Поражение русской 1-й армии в Восточной Пруссии

Поражение

Сдача в плен.

На южном фасе Варшавского выступа в это время продолжалась Галицийская битва, и Австро-Венгрия настаивала на нанесении встречного удара германской 8-й армией на северном фасе через Седлец, как это предусматривалось германским планом войны. Однако германский генштаб предпочёл сначала освободить Восточную Пруссию и 31 августа приказал 8-й армии наступать против русской Неманской армии.

Получив 4 сентября два корпуса с Западного фронта, Гинденбург перегруппировал 8-ю армию, прикрывшись на Наревском направлении полутора дивизиями и развернув фронтом на восток от Ортельсбурга до Мельзака семь корпусов и две кавдивизии (215 батальонов, 104 эскадрона, 1080 орудий). Им противостояли русские пять корпусов и пять кавдивизий (228 батальонов, 173 эскадрона и 900 орудий). Планируя обойти 1-ю армию на южном фланге, прижать ее к Нижнему Неману и уничтожить, Людендорф направил три корпуса и две кавдивизии через озёрные дефиле-Летцен против русского левого фланга, а четыре корпуса - севернее озёр.

В свою очередь, Ренненкампф сосредоточил главные силы на севере напротив Кенигсберга, прикрыв Летцен одной дивизией. На Нареве Ставка переформировала 2-ю армию. Юго-восточнее Мазурских озёр в полосе между 2-й и 1-й армиями была сформирована 10-я армия.

25-27 августа (7-9 сентября) обходная германская колонна беспрепятственно прошла озёрные дефиле и отбросила 43 дивизию. Ренненкампф перебросил на левый фланг из центра две пехотных и три кавалерийских дивизии и с севера 20 корпус, а затем начал отводить на восток всю армию. Когда 10 сентября обходная колонна пошла на север, угроза окружения уже миновала.

Русские войска по-прежнему действовали разрозненно. В ответ на попытку Жилинского 27 августа (9 сентября) нанести контрудар XXII корпусом 10-й армии во фланг и тыл обходной колонне командир корпуса генерал Бринкен отказался выполнять приказ. Конный корпус Хана Нахичеванского действовал пассивно, хотя и находился на фланге германских дивизий.

Отход 1-й армии прикрывали в основном II и XX корпуса, которые в арьергардных боях понесли наибольшие потери. К 1(14) сентября 1-я армия отошла к Среднему Неману, потеряв около 80 тысяч человек и 180 орудий (за всю операцию около 100 тысяч человек). Германцы оценили свои потери в 14 тысяч человек. Хотя 1-й армии было нанесено поражение, германский план её окружения и уничтожения не удался благодаря своевременному решению Ренненкампфа об отступлении и упорству арьергардных корпусов. Армия была выдавлена из Восточной Пруссии.

Итоги операции

По директиве Северо-Западного фронта от 3(16) сентября 1-я армия заняла оборону на Немане, а 2-я - на Нареве, то есть там же, где они располагались до начала операции. Общие потери фронта составили, по разным источникам, от 150 до более 200 тысяч человек и около 500 орудий. Большие потери кадрового, особенно офицерского состава сказались на боеспособности русской армии. 3(16) сентября генерал Жилинский был уволен с поста командующего Северо-Западным фронтом, и на его место назначен генерал Н. В. Рузский.

Германские потери, по разным данным, составили от 40 до 50 тысяч человек. Германская 8-я армия отразила наступление превосходящих сил двух русских армий в Восточную Пруссию и нанесла им поражение, что стало заметным оперативным успехом Германии на второстепенном ТВД. Считая невозможным новое русское вторжение в ближайшее время, германский генштаб уже 14 сентября принял решение о переброске четырех корпусов во главе с Гинденбургом из Восточной Пруссии в Силезию. Стратегическое значение германской победы состоит во временном отказе русской Ставки от наступления из Варшавского выступа через Познань на Берлин.

В то же время боевые действия в Восточной Пруссии отвлекли 8-ю армию от нанесения встречного удара по северному фасу Варшавского выступа в момент, когда на южном фасе шла Галицийская битва, что позволило русской армии нанести поражение австро-венгерским войскам. Переброска двух корпусов с Западного фронта в Восточную Пруссию несколько ослабила германскую армию перед битвой на Марне.